23.07.2013

Ночной странник.

Жадно хватая ртом ледяной воздух, Адам бежал по безжизненной поляне. Рьяно пробираясь через поваленные ветки деревьев и сугробы, выросшие из ниоткуда всего за день, он не думал ни о холоде ни об усталости, он мог лишь бежать. Он должен уйти как можно дальше, туда где его не найдут, где он будет в безопасности.
Запнувшись за что-то острое, Адам, взвыв от боли, рухнул на землю. Упав, он машинально сжался калачиком, прижав левую ногу к туловищу. Сжимая зубы, с тихим стоном он попытался присесть. Красным узором разлилась кровь на чистом снегу, на секунду ему показалось, что в этой картине из двух красок, написана история всей его жизни. Острый капкан хищно открыл свою пасть и вырвал небольшой кусок кожи с его голени, шагни он чуть левее и мог бы остаться совсем без ноги.
Потрогав рану, он ощутил тепло внутри себя, биение пульса, которое было слышно в каждой клеточке его тела, он чувствовал жизнь, текущую по его венам. Все еще силен, все еще молод – эти мысли заставили его подняться и идти вперед. 
Немного отдышавшись, чуть покачиваясь, все же смог подняться. Бежать он больше не мог, вступать на раненую ногу было невыносимо больно. Что ж, теперь ему придется передвигаться медленнее, зато он может быть тише и незаметнее, что ни говори, а навыки в этом у него были отменные.
Пытаясь понять в какую сторону ему следует двигаться, Адам с долей ужаса вглядывался в чернильную синеву. Он был рожден для ночи, она всегда вселяла в него уверенность и придавала сил, но только не сегодня. В этот раз она могла стать губительной для него, ведь его друзья тоже прекрасно ориентировались в темноте, а значит, могли найти его здесь проще простого. К тому же он был ранен, а значит, преимущество было явно не на его стороне. Друзья… от этой мысли ему стало не по себе, их больше нет, те с кем он вырос, теперь в два счета могли лишить его жизни. Как же он был глуп! Ему придется заплатить слишком большую цену за свой безумный мальчишеский поступок. Дороги назад нет.
Луна медленно ползла по темному небу, красная, словно кровь она не предвещала ничего хорошего, в его семье говорили, что такая луна к несчастью. Холодная ноябрьская ночь была жестока и неприветлива. Зима была совсем близко, кажется, весь лес готовился к ее приближению. Сбросив увядшие листья, деревья мечтали скорее украситься инеем и уснуть до весны. Грязное покрывало из опавших листьев и пожухлой травы пыталось укрыть землю от холода, но первый мороз пронзил ее своим ледяным кинжалом, одев на лужи зеркальные оковы, выпавший снег принес пугающую тишину. 
Осторожно передвигаясь, Адам старался не наступать на ветки, чтобы не сломать их под своей тяжестью и не шуметь лишний раз. Он слился с этим безмолвным и сонным лесом. Взглянув на небо, он увидел стаю ворон, летящих в самую чащу. Эти падальщики всегда знали, где найти еду, при мысли об этом его желудок издал булькающий звук. Он был так голоден, словно не ел целую вечность, голод управлял им, вел за собой, приказывая идти туда, где он мог найти пищу.
Пробираясь сквозь густой кустарник, он увидел водоем - небольшое озеро, обычно звавшееся черным из за темноты своих вод и большой глубины. Рыбы там было мало, поэтому он удивился, что же могло привлечь внимание этих мерзких птиц. Выглядывая из-за огромного пня, Адам хотел убедиться, что на берегу никого нет, и он может быть спокоен. Сделав пару шагов из леса, он продолжал осматриваться по сторонам. Черное озеро разделяло территории двух семей, а значит, опасность была еще больше, на него могли напасть и свои и чужие, если бы сочти, что он пересек границу их владений. Но сейчас было тихо, и ведомый животным инстинктом, он двинулся к воде. 
Лунный свет леденил все вокруг, отчего вода казалась еще темнее и безжизненнее, а снег блестел как россыпь бриллиантов, обрамляя озеро, точно рама зеркало. Хлопья снега медленно падали вниз, исчезая в воде, которая проглатывала все, что касалось ее поверхности. 
Стая пернатых, облепила крохотный островок в нескольких метрах от берега. Он решил, что такая свора уже успела расправиться с добычей и ему вряд ли что-нибудь достанется, но делать было нечего. Нужно было поесть. Пытаясь отогнать ворон, он шагнул в воду, от ледяного прикосновения искалеченную ногу словно парализовало, но он двинулся дальше. За ним наблюдал сидевший на коряге старый ворон, с потрепанными перьями и шрамом на одном глазу. Когда Адам приблизился к островку, в нос ударил едкий запах мертвечины. «Такую мерзость могут есть только эти стервятники», - подумал он. Когда Адам наклонился чтобы лучше разглядеть, чей это был труп, ворон больно клюнул его в макушку. Тот от злости, свирепо тряхнул сук дерева, на котором сидела птица, пытаясь тем отогнать его. От раздавшегося треска, стая резко взлетела в небо, и тут он понял, что то, что сначала принял за ветви дерева, на самом деле оказалось рогами, а сам остров был телом оленя. Он пролежал в воде как минимум несколько дней, и теперь размякший и гниющий, не был пригоден для пищи. Разочарованно выдохнув, беглецу пришлось выбираться из воды, дабы окончательно не замерзнуть.
Вернувшись в лес, он подумал, что неплохо было бы найти ночлег, он слишком устал и замерз. Ветер, нагнавший его на пути, теребил тонкие ветви деревьев, изогнувшись, те больно хлестали его, точно прогоняя от себя. Неожиданно он услышал шорох, доносившийся откуда-то справа. Пригнувшись, Адам сосредоточил свое внимание на этом звуке. Через секунду шорох стал громче, он пристально оглядывал все вокруг, и наконец, заметил столб дыма. 
В ночи дым с исками от костра был похож на сборище насекомых танцующих какой-то причудливый танец, и поднимающихся все выше и выше. Из тьмы леса вышла тень, и юноша, напрягшись, приготовился к атаке. 
Человеческая фигура медленно обхаживала территорию, и видимо не найдя ничего примечательного, вернулась к двум другим. Немного успокоившись, Адам решил подойти поближе. Трое мужчин сидели на поваленном дереве возле костра, грели руки и о чем-то разговаривали. Он боялся подойти чуть ближе, поэтому мог лишь догадываться о предмете беседы. Он заметил, что возле каждого стояло ружье, а рядом с перевернутым котелком лежала груда беличьих шкурок. «Значит они охотники», - решил Адам. Он испытывал сильное желание подойти ближе к огню, чтобы согреться, он был уверен, что у них есть какая-нибудь еда, но стащить ее незаметно вряд ли получится. Они пристрелят его так же быстро, как этих несчастных белок. 
Почувствовав безысходность, Адам, тихо опустился на землю. Пытаясь сжаться в клубок, чтобы согреться, он все глубже зарывался в покрывало из листьев. Колючие снежинки падали на замерзший нос, поэтому время от времени ему приходилось тряски головой, чтобы сбрасывать снег. Ему никогда не было так одиноко, привыкший быть окруженным ровесниками и кучей родственников он всегда чувствовал себя частью целого. Но только не теперь. Он сам все испортил. С детства ему твердили: уважай иерархию, сохраняй порядок, соблюдай правила. Каждый из их рода знал это и не смел нарушать запретов. 
Он всегда был смелым и сильным, но слишком самоуверенным юношей. Когда его отец был жив, он постоянно одергивал сына, но когда того не стало Адаму начал думать, что он всевластен.
Бросив вызов главному из рода, он тем самым подписал себе приговор. Он выбрал слишком сильного противника, его максимализм и глупость погубили его. Схватка была жестокой, раны на теле до сих пор саднили, но хуже всего было потерянное чувство собственного достоинства. Все было просто: нужно либо спасаться бегством, либо продолжать противостоять сопернику, что было подобно смерти. И тогда он бежал, посрамленный и презираемый всеми, получив самое ужасное наказание – изгнание.
От злости и отчаяния он умоляющим взглядом смотрел на луну, красовавшуюся на небосклоне. Ему вдруг так сильно захотелось подняться и кричать в пустоту, посылая сигнал sos, моля о помощи и пощаде. Но он знал, что ему не ответят. Едва сдерживая себя, он пошел прочь от людей. 
Бредя в раздумьях, Адам, случайно заметил какое-то движение на заснеженной поляне. Заяц резво скакал через сугробы, ища то ли еду, то ли дорогу домой. Подобраться к нему поближе было трудно, так как негде было укрыться, поэтому Адам решил попытаться угадать, в какую сторону он даст деру, если заметит его. Секунда. И его глаза блеснули янтарем. Собрав все силы, он бросился на добычу. Приглушенный писк нарушил тишину ночи. Кровь заплясала на остриях зубов волка.




12 комментариев:

  1. Луна- вечный спутник, друг и враг в одном лице.

    ОтветитьУдалить
  2. вы настоящий писатель)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. спасибо за столь лестный комплимент)

      Удалить
  3. многие строки доводят до мурашек.
    потрясающе!

    ОтветитьУдалить
  4. Ты так замечательно пишешь, слов нет! У тебя настоящий талант, не каждый может словами задеть душу

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Настя, огромное спасибо! Мне очень приятно)

      Удалить
  5. Особенно трепетно читать твой рассказ ночью)

    ОтветитьУдалить
  6. Ох, Катя) Люблю твои рассказы, я кажется уже задавала этот вопрос, но спрошу еще раз. Это очень сложно в наше время напечатать, издать книгу, возможность такая есть?
    Еще вот что, мне всегда безумно тяжело даются рассказы о животных, они обычно очень грустны и даже трагичны. Братьев наших меньше жалко особенно, ведь их даже за убийство нельзя винить, ибо все это есть инстинкты, зов природы.(ох, жалко зайчика!) Твой волк Адам ведь скорее всего не выживет без стаи и с такими ранами, как ты сама задумала?

    Александра
    www.svetusvet.com

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Большое спасибо!
      Честно говоря, не задавалась подобным вопросом, оттого и не знаю трудно это или нет. Слышала только, что многое зависит от конкретного издательства.
      Мне тоже животных всегда жалко. А насчет Адама прогноз весьма печальный, мне кажется если он и сможет выжить, то ему придется очень тяжело. Говорят, что волки в одиночку долго не живут.

      Удалить